nekul29 (nekul29) wrote,
nekul29
nekul29

Categories:

Свастика - знак мужчины

Довелось вчера побывать на крайне любопытном мероприятии – лекции Андрея Макаревича, того самого, который под мир не прогибается. Чтобы сразу расставить все точки над i, поясню: лекция была на тему «Что такое красота?», что априори должно было настроить гостей на положительный лад. Но если вы помните предысторию, связанную с высказываниями певца о присоединении Крыма, его теплые отношения с майдановскими активистами, запись в Facebook «Если мы все делаем правильно - почему весь мир против нас?», а также петицию о лишении его гос. награды, то вы поймете, что народ, пришедший на лекцию, ждал рассказов не о художниках и художествах.


Приключения ждали посетителей уже на входе в библиотеку им. Маяковского, которая столь любезно принимала у себя Макаревича. Несмотря на заранее проведенную электронную регистрацию, у входа за 1,5 часа до начала собралась приличная толпа. Всем было наплевать списки/не списки. Люди жаждали увидеть знаменитость. И, честно говоря, уже по настроению толпы можно было понять, что Макаревич перестает быть фигурой творческой, превращаясь в политического скандалиста.

Итак, штурмовать вход все любопытные намеревались с боем. Крики «а Макаревича нам покажите» раздавались повсюду. И вот уже время близится к оговоренному началу, а мы по-прежнему мокнем под дождем в ожидании чуда. Да что там мы, вся пресса также стоит на улице, тыча здоровенными камерами в головы начинающих бесноваться людей. И тут ответственный мужчина крайне ответственно заявляет: «Больше никого не пустим, лекция началась, мест нет. Для вашей безопасности во избежание давки вход закрывается».


Если вы хоть однажды стояли в российско-советской очереди, которой отказали в вожделенной цели, вы меня поймете. Содом и Гоморра, Апокалипсис, тайфун и землетрясения. Вот что началось с толпой. Больше всех масла в огонь подливали телевизионщики, которые крайне редко оказываются в положении отвергнутых. Уж не знаю, в чем был тайный умысел организаторов (и был ли он вообще?..), но отсутствие прессы на лекции – звоночек с намеком. И все же, мы стали свидетелями редкого случая, когда толпа победила – нас начали потихоньку запускать в помещение.

Не буду описывать круги ада, которые я прошел, борясь со стихией. Но вот я оказался внутри.

И ждало меня горькое разочарование – в зал, где проводилась сама лекция, опять никого не пускают. Люди пристроились в соседнем помещение, где были установлены экраны и шла трансляция. Впервые видел, чтобы камеры федеральных каналов снимали … телевизоры. Но ваш покорный слуга обладает недюжинным обаянием и харизмой. Вуа-ля, и я-таки пробираюсь в лекционный зал.

Он оказался, и правда, переполненным. Что интересно, установлена только одна камера, прочая съемка запрещена. Куча охраны – серьезные дядьки в пиджаках и с проводами в ушах. Все тем же телевизионщикам можно снимать с самого неудобного положения в конце зала, на каждый канал отведено всего по пять минутой – ни секундой больше.

А мэтр тем временем вещает… Я пристроился относительно удобно и начал внимать.

«…тогда нам привезли орнаменты… а мужским знаком была свастика». Тут я немного встрепенулся. Ах, вот оно что! Свастика – символ настоящего древнего мужика? Надо будет запомнить. Такой трактовки любимого знака всех фашистов я еще не слыхал.

А Макаревич тем временем продолжал. Надо заметить, что рассказчик он действительно неплохой, но за убаюкивающей интонацией и красивыми изречениями очень часто теряется суть. «Неважно, как ты делаешь. Важно, что ты имел в виду», - заявил он, рассказывая о Малевиче и 13-ти черных квадратах, им нарисованных. Что имел в виду сам Макаревич, употребляя такую фразу, тоже останется загадкой…

Но вот за рассказами об искусстве и притчами о красоте лекция приближалась к концу, наступало время задавать вопросы. К микрофону уже выстроилась целая очередь, задремавший зал начал просыпаться, ожидая, наконец, интересных дискуссий.
Отвечая на вопрос: «Какое ваше последнее потрясение от красоты?», Макаревич мило подытожил: «Мы всю Землю угробим. Дайте нам только время». Рассказывая о том, есть ли в певце красота, почти «сенсационно» заявил, что он не пряник, и не может нравиться всему человечеству. Я, кстати, пряники не люблю.

Но вот прозвучал интересный вопрос, заканчивающийся примерно так: «… раньше вы поднимали миллионы, а сможете ли сделать это сейчас?». Макаревич, откровенно говоря, растерялся, повисла небольшая пауза, и тут он начал «А я не считаю, что я куда-то упал…», но ведущая перебила его, напомнив тему лекции. И тут мне стало понятно абсолютно все. Нет, не будет здесь ни политических обсуждений, ни провокационных вопросов. Организаторы слишком уж блюдут установленную ими цензуру. Вполне возможно, что и мероприятие было затеяно с целью как-то облагородить образ бывшей звезды.

Поэтому неудивительно, что вопросы последовали скучные и, честно говоря, крайне однообразные. Молодая мама переживала за развитие детского творчества, женщина в черном интересовалась любимым городом, спрашивали про архитектуру, живопись, музыку… Кстати, в глаза бросился один непримечательный факт: девушка в ярко-розовой кофточке и Георгиевской лентой на сумочке, представившаяся начинающим архитектором, заявила, что большая фанатка творчества Макаревича. Видимо, газет не читает. Или новых его песен не слышала.


Актриса театра хотела передать написанную ею и коллегами программу развития детского творчества, но смогла вручить ее лишь охране, которая почему-то не спешила передавать документ адресату.

Подошел к микрофону лысый пузатый дядька. Назвался сотрудником гос. службы. А потом не выдержал и сказал, что он из (небольшого) числа депутатов, которые поддерживают гражданскую позицию певца. Но ведущая была начеку и не позволила продолжить тему каких-либо позиций. Пришлось нашему депутату также сливаться на вопрос о самом красивом месте в Питере.

Но вот уже и очередь вопрошающих заметно поредела, дело близилось к концу. Паренек в кепочке начал, как и большинство присутствующих, с фразы «… я большой поклонник вашего творчества...», однако далее вопрос поменял свое русло. Потому что он набрался смелости и спросил о том, портит ли искусство заказная составляющая. Смело. Образовалась пауза, ведущая напомнила, что вопросы должны касаться исключительно красоты, Макаревич дал смазанный ответ. Я улыбнулся.

Чтобы как-то сгладить общее впечатление, еще одному мужчине дали право на вопрос, и он не подвел, спросив о рисунках кошечек и домашних питомцах Макаревича. Что ж, точка поставлена на весьма милой ноте, всем спасибо, все свободны.

Мы уныло потопали к гардеробу, но, чтобы получить заветную одежду, необходимо было отстоять нехилую такую очередь. И вот в этой толпе я узнал самое интересное. Примерно половина людей говорили о том, что ожидали большего, что нельзя было ограничивать круг вопросов такими жесткими рамками, обсуждали Украину, серьезный мужчина возмущенно кричал о Пелевине и Довлатове. Людям очень не хватало повода для массового обсуждения. Чувствовалось разочарование, многие отстояли часы перед входом, чтобы услышать сенсацию, которой, стараниями организаторов, не произошло.
Закончить повествование хочу цитатой этого вечера, прозвучавшей из уст певца: «А стоит ли жить, если придется умирать?», добавив лишь: а стоит ли призывать к вопросам, если боишься давать ответы?
Tags: лекция, макаревич, свастика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 200 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →